Статьи

Новости

Война на рынке мебельных тканей. Схемы монополизации рынка

Меня зовут Телков Руслан Викторович 1980 г.р. Я - индивидуальный предприниматель
с высшим экономическим и военным образованием (военный переводчик со знанием
арабского и английского языка) чувствую свою полную безысходность в борьбе с
преступной группой, организовавшей мое уголовное преследование и арест по совершенно
бездоказательным основаниям, используя подложные документы.
 
Существует компания или группа компаний, стремящихся к монополизации
рынка в определенном сегменте. В нашем конкретном случае это – рынок мебельных
обивочных тканей. Группа компаний: самые крупные фирмы-продавцы мебельных
тканей «Арбен», «Союз-М» и «Лэзертач», поставили своей целью взять под свой контроль
мебельный рынок России. При этом основная их задача получение максимально возможной
прибыли за счет монополизации рынка.
 
К чему может привести монополизация рынка мебельных тканей? Затраты на
обивочные ткани составляют порядка 40% в себестоимости мягкой мебели. По причине
монопольно высоких цен на мебельную ткань, продукция российских мебельных фабрик
уже сегодня не конкурентна по сравнению с аналогичной продукцией фирм соседних стран
(Польши, Белоруссии, Германии, Италии, Украины, Китая). Это обстоятельство может очень
больно ударить по российской мебельной отрасли после окончательного вступления России в
ВТО. Не получим ли мы в результате таких действий фирм-монополистов поголовное закрытие
мебельных фабрик со всеми вытекающими отсюда последствиями.
 
Для решения поставленной задачи лидер этой группы – компания «Арбен»
инициирует создание юридической фирмы (в нашем случае – это сыскное агенство
ООО «ЮИАЦ «Советник»). Основной задачей создаваемой юридической фирмы становится
выявление и уничтожение фирм-конкурентов. Для достижения поставленных целей
юридическая фирма использует угрозы, шантаж и отъем собственности по отношению к
новым участникам рынка мебельных тканей. В случае если эти методы оказываются не
эффективными, фабрикуются уголовные дела против лиц, не желающих явно повышать цены
на ткани и мебельную фурнитуру. Как правило, дела фабрикуются по ст.146 УК РФ (Нарушение
авторских и смежных прав).
 
Юридическая фирма, используя свои налаженные коррупционные связи выходит на
определенные правоохранительные органы с тем, чтобы устроить еще более мощное давление
на несговорчивых предпринимателей. В нашем случае это – сотрудники расформированного
ныне ДЭБ МВД РФ во главе с его бывшим заместителем Шишко А.В. Совершается рейдерский
наезд, силовой отъем собственности предпринимателя без всяких законных оснований. И
начинается жесткое прессование бизнесмена.
 
В случае его несговорчивости, на него заводится уголовное дело. Процесс возбуждения
уголовного дела строго контролируется сотрудниками ДЭБ МВД РФ. А чтобы дело шло в
нужном обвинительном направлении к следователям приставляется все та же юридическая
фирма, являющаяся заявителем и осуществляющая полное юридическое сопровождение
уголовного дела.
 
Мое дело возбудило и ведет следственное управление при УВД по Зеленоградскому
АО г. Москвы (начальник управления - Ильин П.В.).
 
То, что это дело ЗАКАЗНОЕ признают все, кто хоть сколько с ним знаком, начиная от
и.о.прокурора Зеленоградского округа г.Москвы Ризаева А.Ш. (о чем он заявил моей супруге на
личном приеме).
 
Не нужно быть очень подготовленным, чтобы утверждать, что истинными
заказчиками этого уголовного дела являются руководители компаний: ООО «Брандо»
(компания «Лэзертач»), ООО «Союз-М» и ООО «А-Рента» (компания «Арбен»).
Майор юстиции Свитцов В.В., рассмотрел заявление ООО «ЮИАЦ «Советник»,
представлявшего интересы компаний США и Турции: «Arben International LLC», «Microfibres
Inc.» (США), «Flokser Tekstil San. Ve Tic. AS», «Kets Tekstil Turism Ticaret A.S.» (Турция). Господин
Свитцов В.В., находящийся, вообще-то, на охране прав и свобод, в первую очередь, российских
граждан, не стал особо утруждать себя рассмотрением доказательств нарушения авторских
прав американских и турецких компаний на территории Российской Федерации. А просто
взял, да и возбудил уголовное дело на гражданина Российской Федерации – истинного
правообладателя авторских прав на спорные рисунки на территории Российской Федерации на
момент открытия уголовного дела! Ведь еще до возбуждения уголовного дела, а именно 23 и
24 июня 2011 года я зарегистрировал свои права в Российском авторском обществе на четыре
из 5-ти спорных рисунка!
 
По заведенному уголовному делу мне вменяется в вину «незаконное приобретение,
хранение с целью сбыта контрафактной продукции (контрафактных экземпляров произведений
дизайна), нанесенных на тканевую основу в количестве 500 рулонов общей длиной 23896,55
метров, общая розничная стоимость аналогичной продукции, правообладателями которой на
территории Российской Федерации являются компании «Arben International LLC», «Microfibres
Inc.» (США), «Flokser Tekstil San. Ve Tic. AS», «Kets Tekstil Turism Ticaret A.S.» (Турция) составляет
10 368 850,75 рублей, то есть в особо крупном размере» (из Постановления об избрании меры
пресечения в виде заключения под стражу).
 
Размер якобы ущерба американских и турецких компаний необходимо считать, исходя
из цен, по которым эти (иностранные) компании продают свои ткани. Поэтому в качестве
подтверждающих стоимость ткани документов, должен быть полный пакет платежных
документов (накладные с четкой спецификацией, счета-фактуры, чеки, платежные
поручения) от этих иностранных компаний и покупателей этих тканей на территории
Российской Федерации до момента возбуждения уголовного дела.
 
Уголовное дело возбуждено по обращению представителя двух американских и
двух турецких компаний. Однако, при отъеме тканей 12 и 13 мая 2011г. принимали участие
представители абсолютно других компаний, не имеющих никакого отношения к делу, не
владеющих документами правообладания.
 
Похищенные ткани увезены на склады этих компаний.
 
Юридическая фирма вместе с заинтересованными представителями правоохранительных, следственных органов, используя сложную казуистику, основанную наблизком смысловом содержании понятий авторского и патентного права, фабрикует уголовное дело, используя фальсификацию документов и даже подлог.
 
Активная защита своих прав, многократные обращения в вышестоящие
правоохранительные и надзорные органы ничего не дали для защиты моих нарушенных прав.
Все мои обращения в указанные инстанции оказывались на столе у следователя. В конце -
концов следователи совместно с заявителем решили: пора его закрывать.
 
Я, не будучи под подпиской о не выезде, был объявлен в федеральный розыск и
спустя определенное время был арестован на своем рабочем месте. 17 января 2012 года я был
задержан в офисе по тому же адресу, где 12 мая 2011 года производилась операция по отъему
тканей.
 
В ходе судебного заседания не подтвердилось ни одного факта моего скрытия от
следствия. И, тем не менее, мне была выбрана самая строгая мера пресечения – арест.
Прокурором и судьей вскользь было замечено, что по экономическим преступлениям
сейчас вообще-то не применяется такая крайняя мера пресечения, как арест, но здесь какой-
 
то особый случай, о котором эти участники процесса не обмолвились.
Прокурора Громова А. В. почему-то особенно сильно возмущало обращение мое и
моего адвоката в надзорные и контрольные органы…, назвав нас «возомнившими из себя
богами»?
 
В перерыве заседания Зеленоградского суда ко мне подошла сотрудник суда, ведшая
протокол судебного заседания и во всеуслышание недвусмысленно заявила мне: «Ну, теперь
то ты понял, что тебе надо делать?». Как подтвердила моя супруга, до начала судебного
заседания она же подходила к следователям с предложением: «Напиши, что ты хочешь,
и передай нам». Вот так происходят рассмотрения дел в Зеленоградском районном суде
г.Москвы…
 
В настоящее время я знакомлюсь с материалами дела в СИЗО. И в процессе
ознакомления следователь Орлова М.Ю. постоянно пугает меня тем, что та же судья Савина
С.А. будет рассматривать дело по существу, что – это решенный вопрос. Это – такая страшилка.
Она тебя арестовала, она же тебя и дальше будет преследовать! А что, это – такой порядок
заведен в Зеленоградском районном суде?
 
С обжалованием решений Зеленоградского районного суда мы обращались в
Московский городской суд. Судебные заседания по обжалованию проводила одна и та же
бригада судей. Практически все решения были заранее подготовлены, так как мы заметили:
судьи удалялись на вынесение решения на 2 – 3 минуты.
 
В процессе ознакомления с уголовным делом следователь Орлова М.Ю. постоянно
говорит мне, что по сути доказательств твоей виновности в деле практически нет, но закрыть
уголовное дело и отпустить тебя мы уже не можем. Ведь нам придется отвечать за твое
незаконное нахождение под стражей, выплачивать компенсацию. Поэтому у нас нет другого
пути, как передать дело в суд. А там, какое-то обвинение в виде, например, условного
наказания… Вот так поступают с неугодными предпринимателями.