Статьи

Новости

Эдминас Багдонас: «О каком диалоге можно говорить?»

11 июля Чрезвычайный и Полномочный Посол Литвы Эдминас Багдонас уезжает в Вильнюс.

Его белорусская командировка завершилась. В ближайшее время дипломат получит новую должность в Министерстве иностранных дел.

Багдонас отработал в нашей стране пять с половиной лет. Перед отъездом он ответил на вопросы «Народной воли».

Дипломатические штучки

-- В России недавно обсуждали американского посла Макфола, который весьма эмоционально высказал недовольство тем, что за ним неотступно следовала съемочная группа НТВ. «Это дикая страна, это ненормально, так не бывает у нас, не бывает в Англии, в Германии, в Китае -- только здесь и только с вами!» На следующий день дипломат извинился: мол, из-за плохого русского оговорился -- дикими хотел назвать действия журналистов. Вам за время работы в Минске приходилось гасить в себе сильные эмоции?

-- Да, к сожалению. Иной раз и хотелось бы вести себя по-другому, но поскольку ты являешься госслужащим и дипломатом, то не всегда можешь сказать то, что на душе или на языке. За пять с половиной лет, проведенных в Минске, эмоций было очень много, но, по понятным причинам, не хотелось бы углубляться в конкретику и детали…

-- Говорят, сдерживать эмоции вредно -- это разрушает организм.

-- Согласен. Наверное, поэтому появляются и седые волосы, и усталость…

-- Все дипломаты очень разные. Одни искренние, другие -- как разведчики. Посол Швеции Стефан Эриксон, например, сумел завоевать любовь белорусов своим нестандартным поведением, открытостью и отличным знанием белорусского языка. Как думаете, какого посла можно назвать идеальным?

-- Вряд ли кто-то сможет правильно ответить на этот вопрос. У меня богатый опыт дипломатической работы, я постоянно общаюсь и со своими коллегами, которые работают здесь, и с молодыми литовскими дипломатами. Знаете, есть такая классическая, даже формальная дипломатия: что-то сказать на приеме вежливое и умное, устроить какие-то официальные встречи. Без этого -- никак, но, видимо, самое главное для посла -- работать с желанием, с сердцем. Причем это правило относится не только к дипломатам, но и к таксистам, продавцам, журналистам и представителям любой другой профессии. Поэтому идеальный посол, наверное, тот, кто не просто отбывает время. Если душу вкладываешь в свою работу, то тебя обязательно вспомнят добрым словом и после завершения миссии…

-- А могут и недобрым словом помянуть. Например, вас не обижает расхожее мнение о том, что якобы все без исключения послы имеют определенное отношение к разведслужбам?

-- Чрезвычайный и Полномочный Посол отвечает за широкий круг вопросов. В сфере ответственности и культура, и военное, экономическое сотрудничество, и различные службы. И спецслужбы -- они ведь тоже не сами по себе работают. Посол не может фокусироваться только на проблемах культуры или экономики, он должен быть в курсе всех вопросов, в том числе и тех, которые касаются спецслужб. Так во всем мире.

Я как посол отвечаю в Беларуси за весь спектр двусторонних отношений и за достойное представление своей страны.

-- Вы не раз подчеркивали, что в Беларуси работать интереснее, чем в других странах. Это потому, что у нас, как на вулкане -- почти каждые две недели какое-нибудь извержение?

-- Не был на вулкане, но могу сравнивать с другими странами. Я был послом в Италии, Швейцарии, Сербии, на Мальте. В Беларуси проблематика значительно обширнее и тяжелее вопросы, которые приходится решать. И здесь твоя работа почти всегда начинается раньше, чем в 9 утра и всегда заканчивается позже 18 часов. У нас общая граница протяженностью в 700 километров, там почти каждый день что-то случается, и ты все время в этом круговороте событий. Так что не все так легко, как может показаться на первый взгляд…

-- Почти все послы перед отъездом говорят, что будут «скучать по Беларуси». Это тоже так называемая формальная дипломатия -- комплимент стране перед уходом?

-- Может, и так. И еще, как правило, перед отъездом дипломаты говорят, что у них осталось здесь много друзей. С другой стороны, ну а как может быть иначе? Перед отъездом заявить: «Я так рад, что уезжаю, потому что мне все надоело!»? Это как из гостей уходишь: ты же не скажешь хозяйке, что ее оливье или компот были не очень вкусными. Все равно поблагодаришь за угощение. А уже, может быть, потом, в узком семейном кругу, обсудишь какие-то нюансы. Это нормально, когда человек вежлив и тактичен. Мне даже в магазине во сто раз приятнее так называемая «американская улыбка» продавца и вопрос: «Чего желаете?» вместо грубого и недовольного: «Ну, что надо?»

Если быть уж совсем откровенным, то не скажу, что в Беларуси мне абсолютно все пришлось по душе, но я высказываю только свое личное мнение и ни в коем случае не собираюсь ни поучать, ни советовать, как и что нужно делать. Но я уезжаю с чувством легкой неудовлетворенности.

-- Можете объяснить, почему?

-- Обычно по приезде ставишь цели -- сделать то, то и то. По завершении миссии можно, конечно, красиво сказать: мол, всего выполнить не получилось, потому что был какой-то форс-мажор или объективные причины, на которые не смог повлиять. Но чувство сомнения все равно есть: может, что-то не так понял, не то сделал, и надо было еще какие-то шаги предпринять, чтобы не осталось этой неудовлетворенности.

Тяжело быть непонятым, когда ты вроде бы и душу вкладываешь в работу, но получается, будто разговариваешь со стеной. И такое чувство присутствует не только у меня, но и у моих коллег, которые покидают Беларусь.

Ротация кадров ведь не случайно придумана -- за пять с половиной лет успеваешь настолько адаптироваться, что становишься для кого-то своим, чего-то не слышишь или не замечаешь. Обычно когда послы уезжают, проводят соответствующие церемонии, но здесь, к сожалению, к евросоюзным послам другое отношение...

Хочу подчеркнуть, что в Беларуси остается много людей, к которым я отношусь с большущим уважением и даже восхищением.

А вот по белорусскому телевидению точно скучать не буду. Я смотрел новости, так называемые аналитические передачи и все время думал: да, в Европе тоже есть проблемы, но нельзя ведь абсолютно все рисовать только в черном цвете и с такой ужасной ненавистью! У меня сложилось впечатление, что в Европе все из рук вон плохо, а в Беларуси -- ну просто рай, которому нет аналогов в мире!

Глупо делать из Европы какого-то монстра, который хочет проглотить Беларусь. Европейская жизнь гораздо светлее и красивее, чем видишь по Первому каналу. Будем надеяться, что что-то изменится, и Европа перестанет быть пугалом для белорусов...

-- Интересно, вы пытались обсуждать эти вопросы за чашкой чая с нашим послом в Литве Владимиром Дражиным?

-- Мы не раз беседовали с ним. Дражин -- очень активный, работоспособный человек, я даже восхищен его талантом…

-- Далеко не каждого дипломата перед отъездом принимает Александр Лукашенко. Это честь, которую нужно заслужить?

-- Можно следующий вопрос?..

 Визовый барьер

-- Около литовского посольства всегда большие очереди за визами. Можно сказать, что сейчас ваш консульский отдел работает на пределе возможностей?

-- Абсолютно! Я все время говорю: если в самолете 150 мест, он не может взять на борт 354 пассажира. Так и мы -- наш внутренний резерв использован до предела. Когда люди получают паспорта, некоторым кажется, что очередь растянулась на целый квартал. Но она очень быстро двигается и ровно за 45 минут рассеивается.

Не хочу обидеть своих коллег, но в вопросе выдачи виз мы можем быть примером для многих: у нас выстроена чудесная система, и мы получаем в десятки раз больше благодарностей, чем нареканий по поводу выдачи виз. Хотя всем нравиться невозможно -- все-таки мы выдаем в день 900 шенгенских виз! Кому-то нужно было постоять в очереди, кто-то не дозвонился, кто-то не так анкету заполнил -- это естественные рабочие моменты.

Я совсем не рад, что между нашими странами есть визовый режим. Литва много делает для того, чтобы белорусы могли без виз ездить в Палангу, Вильнюс, Тракай. Но, к сожалению, это должно быть двустороннее движение, а мы его не наблюдаем.

-- Генерал Валерий Фролов рассказывал, что бывший посол Франции Стефан Шмелевский открыл ему шенгенскую визу сроком на пять лет. В литовском посольстве часто выдают такие визы?

-- Я лично знаю генерала и уважаю его. Он много рассказывал о тех временах, когда еще на танке катался по Вильнюсу...

-- Тогда вы наверняка слышали смешную историю о том, как Фролов в Вильнюсе выбивал зарплату для своих солдат и грозил тогдашнему председателю парламента Витаутасу Ландсбергису: мол, если вопрос с деньгами не решится, мы подгоняем к магазину два БТРа и пару грузовичков, выгружаем продукты и уезжаем…

-- Я тоже с интересом слушал эти рассказы. Фролов -- тот генерал, с которым можно нормально обсуждать события тех времен. Но, к сожалению, есть другие военные, как, например, генерал Владимир Усхопчик… (проходит в Литве по делу об антигосударственном перевороте 13 января 1991 года. -- Авт.)

-- И все же хочу уточнить: чтобы получить пятилетнюю визу, необходимо быть публичной персоной, иметь бизнес или вид на жительство в Литве, дружить с консулом?

-- В американском посольстве виза выдается на 10 лет, но это не значит, что ее получают все. Если человек доказывает необходимость своего пребывания в стране -- никаких вопросов не возникает.

Мы готовы обсуждать и уменьшение стоимости виз, и их длительность, и другие аспекты уже больше года... Но диалога, как вы видите, нет. То же самое касается и малого приграничного движения. В сентябре 2009 года мы уже были готовы подписать договор о том, что все белорусы и литовцы, которые живут в 50 километрах от границы (включая Вильнюс), могут ездить друг к другу без виз. Для этого нужно только получить соответствующее удостоверение. Но ответа на эту инициативу от белорусской стороны мы не получили по сей день…

-- Сейчас в газетах полно объявлений о том, что такая-то фирма за 180--200 евро сделает полный пакет документов для получения мультишенгена. Как вы к этому относитесь?

-- Плохо, ну как еще! Но повлиять на это мы никак не можем -- наша компетенция заканчивается за пределами забора посольства. Себестоимость шенгена -- 60 евро, это самая дорогая виза, за которую белорусы должны платить, вне зависимости от того, выдается она на один день, год или пять лет. Ее стоимость ни цента больше, ни цента меньше.

-- На одном из «круглых столов» в литовском Сейме Станислав Шушкевич предложил сделать бесплатный шенген для молодых белорусов -- по его мнению, это будет самой действенной санкцией в отношении действующего режима Беларуси. Как думаете, это реально?

-- Могу сказать так: из тех 900 виз, которые мы выдаем каждый день, примерно 25 процентов -- бесплатные, а 40 процентов -- многоразовые. Детям до 12 лет шенген выдается бесплатно. Среди тех, кому визы выдаются бесплатно -- художники, ученые, журналисты, спортсмены, а также те, кто едет отдыхать в санаторий «Беларусь» в Друскенинкае. Поэтому бесплатные визы уже давно есть.

 Политический момент

-- Два года назад Временный поверенный в делах США в Беларуси Майкл Скэнлан охарактеризовал состояние американо-белорусских отношений как "утраченные возможности".

-- К белорусско-литовским отношениям эта характеристика не подходит. Собирая чемоданы, я нашел документы 1996--1997 годов, когда между нашими странами были подписаны такие глобальные документы, как договор о взаимном уважении, территориальной целостности и другие…

Теперь политического диалога на высшем уровне, который должен быть между странами-соседями, к сожалению, нет. Экономические показатели растут, клайпедский порт грузится белорусскими товарами, железные дороги сотрудничают, а политики между собой не общаются. Это ненормально.

Литва никогда не ставила вопрос о том, что Беларусь должна сделать выбор между Россией и Европой. Мы хотим, чтобы Беларусь была независимой, демократической и не зависела от воли какой-нибудь одной страны. В этом заключается наш литовский интерес.

Беларусь и Литва 500 лет прожили в одном государстве и нам, по сути, нечего делить. Исторически так сложилось, что Беларусь для литовцев -- самое близкое и родное государство, и вместе мы могли бы быть гораздо сильнее.

-- На пресс-конференции для российских журналистов Лукашенко сказал: «Запад пытается за деньги сменить лидеров белорусской оппозиции: одному -- 50 тысяч долларов, другому -- 70 тысяч откупных, только уйди. На Западе понимают, что эти лидеры здесь уже ничего не сделают». Скажите честно: Литва кому-нибудь чемодан денег предлагала?

-- Через меня наличность никто никому не передавал. Но Литва всегда готова помочь тем, кто здесь подвергается репрессиям. Найти ночлег, покормить -- я и сам не раз помогал таким людям и буду помогать, если ко мне снова обратятся за помощью. И речь не только о тех, кто был избит на митингах, но и о тех, кто не может заплатить за визу. Такая поддержка есть, и я не скрываю этого.

Почему я не должен общаться, скажем, с представителями Партии БНФ, независимыми журналистами?

Или с первым руководителем белорусского государства Станиславом Шушкевичем, когда он вместе с Ландсбергисом определял основополагающие вопросы развития наших стран? Для меня честь будет, если он придет ко мне домой, и мы с ним выпьем не только минеральной воды, но и «чарку» поднимем!

Я буду рад видеть у себя и некоторых министров, руководителей предприятий, с которыми мы нашли общий язык. В Беларуси есть много людей, с которыми я желал бы продолжить общение. Однако, к сожалению, есть и те, с кем не хотелось бы не только видеться, но даже находиться в одном пространстве.

-- У нас остается пару месяцев до парламентских выборов. Когда случился арест журналиста Андрея Почобута, некоторые эксперты заявили: власть берет заложников, которых осенью будет пытаться обменять на признание «честных и справедливых» выборов. Вы разделяете это мнение?

-- По поводу журналистов у меня очень четкая и ясная позиция: они имеют право писать так, как считают нужным (конечно, соблюдая элементарные правила приличия). Но если журналист три или четыре месяца назад высказал какую-то критику и его задержали -- это уже ни в какие рамки! В Литве журналисты решают подобные проблемы в судах. А задерживать -- я этого не понимаю…

Или взять случаи с нецензурной бранью. Да я больше ругаюсь, когда меня зло берет, чем Олег Волчек или Анатолий Лебедько!

Как должностное лицо я не имею права на критику, но для моего понимания это запредельные вещи. И о каком диалоге потом можно говорить, если случаются подобные вещи и нарушаются элементарные права!

Что касается выборов, то если они пройдут так, как и раньше, трудно будет с признанием и легитимностью, а что нужно делать -- власть в курсе…

Знаете, в литовском Сейме представлено столько разнообразных мнений, что иной раз даже самому неуютно от этого… Но депутатов избирает народ, а парламент -- зеркало любого общества.

-- Год назад вы предложили вместо Островецкой атомной электростанции построить «торговый центр или питомник для разведения рыбы». Чиновники как-то отреагировали на эту реплику?

-- Вообще никак.

Литва официально высказала свою позицию по поводу строительства АЭС. Этот проект станет долговременным раздражителем отношений между нашими странами.

Есть два аспекта, которые нас больше всего волнуют. Во-первых, раньше говорилось, что Беларусь строит АЭС, дабы не зависеть от одного поставщика. Но тут же принимается решение, что одна страна будет и строить, и финансировать АЭС. Элементарный вопрос, который сразу возникает у любого здравомыслящего человека: о какой энергетической независимости можно говорить при таком раскладе? Мы не квестионируем право Беларуси быть ядерной державой, но выбор места считаем политизированным.

Во-вторых, мы никогда не согласимся с местом строительства АЭС. Если напрямую, то это 34 километра до Вильнюса. Какой мэр согласится поставить подпись под планом эвакуации…

К тому же объявлено, что на Островецкой АЭС установят экспериментальный реактор, который до этого нигде не использовался. Думаю, наши опасения более чем понятны…

-- Правильно ли я поняла, что АЭС может ухудшить и без того непростые отношения между нашими странами?

-- Конечно. Кстати, руководство Беларуси очень хорошо информировано о позиции Литвы.

-- Во время вручения верительных грамот Лукашенко сказал, что вы можете звонить ему в любое время. Воспользовались предложением?

-- Нет. Он не оставил мне номер своего мобильного.

 Торговый интерес

-- Одно время вы сетовали на недостаточно высокий товарооборот между нашими странами…

-- Если говорить о цифрах, то экономический товарооборот между нашими странами сегодня около 2 миллиардов. Можно сказать, что клайпедский порт подстроен под белорусский интерес. И мы очень довольны и благодарны, что белорусы выбирают наш порт.

Но есть другой момент: попробуйте купить в любом белорусском магазине литовский хлеб, колбасу, белый сыр, пиво -- не найдете!

-- В гипермаркете «Корона» продается литовская копченая колбаса -- правда, всего несколько видов. И стоит она дороже, чем в Вильнюсе.

-- Потому что у нас совсем другая система в товарных взаиморасчетах. Грубо говоря, бутылка пива «Швитурис» в Литве стоит 2,5 лита (примерно 8200 белорусских рублей), а в Минске она бы стоила чуть ли не 10 литов (больше 30 тысяч).

Я встречал в местных магазинах рыбные изделия литовского производства, сыр «Джугас» (типа пармезана). Но наших молочных изделий здесь никаких нет. Например, в Польше есть литовские магазины, у нас -- польские. Мы хотели бы также взаимодействовать и с Беларусью.

-- Но, согласитесь, и в Литве не так уж много белорусских товаров: «Санта-Бремор», кое-какая косметика.

-- Водка есть белорусская, «Дарида», бензин “левый” в некоторых гаражах...

Мы хотели бы видеть какие-то белорусские товары на своем рынке, и свои товары сюда привозить, но взаимодействия на высшем уровне по этим вопросам, к сожалению, не хватает.

-- У вас была идея построить в Минске если не ресторан литовской кухни, то литовский центр, «где будут работать литовские рестораны и кафе, звучать литовский джаз, симфоническая музыка в исполнении литовских музыкантов, где будут проходить встречи с известными литовцами». Насколько я понимаю, идея не реализована…

-- Да. И именно по тем причинам, о которых говорилось выше: не ввезешь сюда то, что хотелось бы. А если и получится, то цены будут зашкаливать…

-- Если бы у вас попросили совет по поводу открытия более-менее прибыльного бизнеса с литовским акцентом, чем бы посоветовали заняться?

-- Литовцы известны высокими технологиями. В 2011 году мы заняли первое место в мире по широкоформатному интернету. У нас при помощи телефона можно рассчитаться за стоянку, оплатить коммунальные платежи.

Литовцы хотят участвовать в приватизации, в экономике Беларуси. Много у кого получается, но есть, конечно, и совсем неудачные примеры…

Белорусов тоже не надо агитировать -- они ежедневно обращаются с просьбами открыть фирму в Литве, счет в банке, купить недвижимость, получить вид на жительство. Речь уже даже не о десятках и не сотнях людей…

 БЛИЦ

-- Литовская водка уступает по качеству белорусской?

-- Нет.

-- Когда едете в Литву на авто, перед границей заливаете полный бак бензина?

-- Нет, у меня дизель. Не хочу никого обидеть, но зимой у наших коллег было пару случаев, когда не всегда доезжали -- глохли в дороге… Конечно, в Литве бензин стоит дорого, но моя машина уже привыкла к литовскому топливу, поэтому заправляюсь на родине.

-- Есть ли в вашем гардеробе вещи белорусских производителей?

-- Очень много! Вот (вытягивает ногу и демонстрирует ботинок) -- «Марко». А у моей жены, когда к ней приезжают коллеги или друзья, есть отработанные маршруты -- магазины, где продается хрусталь и нижнее белье. У нас в доме стоят хрустальные бокалы для белого и красного вин, виски, есть очень приятный графинчик для водки. А в «Милавице» наши друзья покупают не одну пару продукции и говорят, что в Париже за такую цену купили бы только часть аксессуара, а здесь можно купить четыре--пять комплектов.

-- Самое главное правило жизни, которое вы усвоили в Беларуси?

-- Трудный вопрос… Наверное, научился сдерживаться, когда хочется крикнуть.

 СМЕНА КАРАУЛА

“Линкявичус -- это опытнейший дипломат”

Новым послом Литвы в Беларуси будет Линас Линкявичус.

-- Я рад, что сюда приезжает Линкявичус -- это опытнейший дипломат, -- рассказывает о коллеге Эдминас Багдонас. -- Он больше 20 лет на госслужбе, почти семь лет был нашим послом в Брюсселе, возглавлял Министерство обороны Литвы -- у нас этим ведомством руководят гражданские лица.

-- Вы ему уже сдали свой пост? Рассказали, где какие могут быть “мины” и может рвануть?

-- В нашей работе пока сам на мину не наступишь -- ничего не будет (смеется). Конечно, мы уже встречались, он сюда приезжал. Обсуждали многие вопросы и все, что возможно, я ему передал...

Источник: http://charter97.org/